РЕГИСТРАЦИЯ ВХОД




Mark Buoy / 
Первый ураган
 
Предыдущий эпизод   

Первый ураган.


Глава пятнадцатая

      Свой первый ураган я пережил на Сан-Мартине. Было это в 2008 году, и назывался он «Омар». До этого приключения у меня было слабое представление о сезоне ураганов в западной части Атлантического океана. И главное упущение — я абсолютно не представлял себе, насколько ураган может быть опасен. К тому времени я уже с полгода прожил на Карибах и намотал по островам больше 3 тысяч миль, поэтому мне казалось, что я уже почти всё знаю об этом регионе. Насколько же я был наивен!



      Употребив на обед огромный французский сандвич и запив его парой пива в местном барчике, я в прекрасном настроении тарахтел на тузике из лагуны к своей лодке, стоящей на якоре снаружи, в северном заливе Мариго Бэй. Была замечательная погода, лёгкий ветерок смягчал палящее солнце, и все вокруг пребывало в каком-то умиротворении. Помню невнятное ощущение того, что что-то не так на якорной. Пропустив мимо ушей этот тихий звоночек (слишком громоподобными были фанфары позитивного настроения) я подрулил к своему плавучему домику. Там меня ждал сюрприз. Вокруг лодки кружило изрядное количество пчел. Прямо будто мачту мою облили сладким сиропом. Удивившись, я полез внутрь. А там оказалось, что моя яхта вообще превратилась в плавучий улей! В салоне летало, ползало и жужало больше сотни возбуждённых пчел! После 3 минутного ступора я с великой осторожностью прокрался к ящику, в котором по счастливой случайности, лежал противомоскитный баллончик. С ним залез в самый нос лодки и начал теснить оттуда пчел к выходу, словно фашистский огнемётчик. Вскоре захватчики были изгнаны из моего дома! Более того, обошлось без потерь. Ни одна пчела даже не укусила меня во время отступления. Прекрасно! Однако, сама ситуация была из ряда вон выходящая. Ничего подобного я раньше не видел и даже не слышал. Позже я узнал, что в этот день пчёлы пытались захватить не только мою лодку. Ощущение того что «что-то пошло не так» подтолкнуло меня внимательно осмотреться. И тут я понял, что не так, на моей якорной стоянке. С утра на ней было не меньше 50 лодок, а сейчас не насчитать и десятка. Куда все делись? Что за массовая миграция? Явно неспроста большинство лодок оставили залив. Включаю рацию, берусь за телефон, но сразу выяснить, что происходит, не получается. Вскоре ко мне подошёл большой динги французской береговой охраны. Офицеры предупредили, что приближается сильный шторм и всем яхтам, для безопасности, настоятельно рекомендуется перейти в более защищённую, внутреннюю лагуну. Конечно, как я сразу не догадался? К нам приближается тропический циклон. Сидел ведь в баре и не удосужился посмотреть прогноз, пожурил я себя.



      Крохотный разводной мостик перегораживает пролив, по которому можно зайти в лагуну. Обычно он разводится 3 раза в день, по расписанию, чтобы яхты с мачтами могли зайти в большую лагуну. Из-за приближающегося урагана оператор разводит мост по первому требованию любого судна. Поэтому уже вскоре я выбирал себе место поспокойней для того, чтобы пережить на якоре плохую погоду. В принципе вся лагуна неплохо защищена, поэтому основным критерием для моего выбора места постановки на якорь было минимальное количество соседей. Направление ветра будет меняться, у кого-то якорь поползёт, в любом случае, вдали от других яхт будет безопасней. «Дуаны» сказали, что ветер будет около 30 узлов, поэтому я не стал особо заморачиваться: убирать паруса и поднимать тузик. Но я сделал главное, что впоследствии обеспечило сохранность лодки. К своему основному якорю я на 8 метровом куске цепи подвесил второй, как описывают во всех букварях.



      К вечеру ветер стал усиливаться, а погода явно портиться. Кто-то по рации рассказал, что циклон идёт прямо на нас, и самый сильный ветер ожидается ночью - порядка 70 узлов. Упс, представил я. 70 узлов это совсем не 30! Тем не менее, ощущения того, что надвигается что-то страшное, абсолютно не было. На всякий случай, прикинув расстояние до берега и до ближайших соседей, вытравил побольше якорной цепи. Что ещё я могу сделать? Хорошо бы снять паруса, но ветра уже многовато для подобной операции в одного. Чтобы уменьшить общую парусность - складываю доджик. Начинает темнеть, а ветер продолжает усиливаться. На закате он был не менее 30 узлов. Холодает, я спускаюсь вниз, запихиваю в рот какой-то бутерброд и влезаю в непромоканец. Как оказалось - очень кстати. Поднимаюсь обратно в тёмный кокпит - тут к ветру добавился дождь. Проверяю люмики, всё тщательно задраено. Постепенно, с усилением ветра, дождь превращается в капли воды, летящие с ветром прямо в лицо. Каждая из них по ощущениям напоминает выстрел из детской рогатки. В лагуне поднимается короткая волна, и я начинаю нервничать. Как-то уж слишком неуютно стало одному на лодке в такую погоду. У меня нет ручной GPS, и я на глаз беру пеленги на берег, чтобы понять, не ползут ли мои якоря. С наступлением темноты, как мне показалось, они слегка потеряли свои позиции, но больше не отступали, и, не смотря на усиление ветра, уверенно держали яхту вдали от берега. Из рации, включенной на 16 канале, периодически доносится подбадривающий голос какого-то юмориста - «No Panic! No Panic!».



      Я не ухожу из кокпита, несмотря на то, что погода становится все хуже. Часов около 11 вечера прилетает первый серьёзный порыв - узлов 50. Разница по скорости ветра около земли и на высоте отличается почти в 2 раза. Из-за этого порой кажется, что над тобой заходит на посадку звено истребителей. Звук, по крайней мере, очень похожий. Моральной стойкости это отнюдь не добавляет, тем более, из рации голос всё того же юмориста призывает к лёгкой панике: «Little Panic! Little Panic!». И я действительно начинаю паниковать, потому что с носа внезапно стали доноситься ритмичные удары, от которых вздрагивает вся лодка. Неужели что-то приплыло под мой форштевень и теперь бьётся об яхту? Чуть не на четвереньках, навстречу вражеским очередям горизонтального дождя ползу на бак. Там сразу становится всё ясно. Якорная цепь от нагрузки стала по одному звену проскакивать по барабану якорной машинки. Сейчас я, конечно, думаю - какой же я был тогда наивный идиот, что сразу не подвязал якорную цепь? Перепуганный ползу обратно в кокпит, достаю какой-то конец потолще из рундука и скорей обратно. Цепь продолжает травится. Сколько её осталось??! Этот вопрос добавляет мне скорости. Нелепым осьминогом, впопыхах, опутываю движущуюся цепь кручёным концом и креплю его за мачту. Скачки прекратились. Жду. Всё в порядке, я снял нагрузку с якорной машинки и перенёс её на шпор мачты. Проверяю ещё раз узлы и ползу в кокпит. Ура! Я успел справиться с проблемой!



      Слегка приободрившись, я с оптимизмом спаниеля, высунувшего морду из едущего автомобиля, продолжаю нести штормовую вахту. Дождь стал солоноватым. Ветер срывал гребешки волн, и эти брызги тропической вьюгой летели над водой. Ночь. Огни берега подсказывают, что ветер меняет направление, а якоря (Слава Богу!) надёжно держат яхту. Метрах в 30 проплывает рыбацкий катер футов сорока размером. Судя по кранцам, его швартовые не выдержали, и теперь он дрейфует с приличной скоростью на подветренный берег лагуны. Хорошо, что мимо. Боюсь представить себе, что произошло бы, если бы он задел меня или самое страшное — сел на мою якорную цепь.



      К 2 часам ночи ветер ещё больше меняет направление к западу и начинает заметно скисать. Дождь заканчивается, и на небосводе появляются звёзды. Неужели этот кошмар закончился??? Вместе с чувством облегчения приходит ощущение усталости. Не смотря на то, что физически я не разгружал вагоны, усталость от нервного напряжения даёт о себе знать. Руки опускаются, и хочется поскорей забраться в тёплую и сухую постель. В этой эйфории я прибывал не долго, минут 40. Через этот промежуток времени ветер зашёл на юго-запад и неожиданно усилился до уровня тех же 50-ти узлов. Чёрт! Дошло до необразованного болвана. Затишье это был штормовой глаз. Самая середина циклона с безветренной зоной высокого давления. Значит у меня позади только первая половина урагана!((.



      Ветер продолжал усиливаться, опять начался дождь, а якоря немного сползли из-за изменения направления, но по-прежнему держали хорошо. Усиление всё продолжалось. Юморист уже ничего не говорил в рацию, а мне становилось всё страшнее. Повернуть лицо против ветра стало не реально, капли вонзались в кожу словно иглы. Казалось, что сила ветра достигла какой-то запредельной скорости. У Хантера широкий корпус, с миделем сдвинутым в корму. Яхту стало сильно мотать на якорном конце из стороны в сторону. Словно подвешенный маятник она раскачивалась вправо - влево с амплитудой градусов 25. Причём лодку стало кренить во время этих маятниковых движений. Кренить на все 45 градусов. Этакая «лавировка» на якоре.



      Больше всего я боялся, что якоря не выдержат подобного издевательства. Как уменьшить нагрузку на них? Я завёл двигатель и дал полный газ вперёд. Сел за штурвал и стал рулить против маятниковых движений. Их амплитуду мне уменьшить особенно не получилось, но я тешил себя надеждой, что нагрузку на якорную цепь я всё же снизил. Была ещё одна мысль придававшая уверенности. Я вспоминал пчел. Разве стали бы они искать укрытия на лодке, которой суждено погибнуть? Теперь я воспринимал их оккупацию только как хороший знак. Так и просидел я на руле, совершая бесконечные оверштаги, до самого рассвета. За это время мимо меня проплыло в свободном дрейфе несколько яхт. Словно Летучие Голландцы в своём последнем плаванье на кладбище кораблей. Одна из них прошла настолько близко, что я был уверен - сейчас мы стукнемся в моей верхней точке маятника. В какой-то момент расстояние между нами было не более полуметра. Я оставил руль и бросился с двумя кранцами на правый борт с тем, чтобы смягчить ими удар. Правда, вот незадача, кранцы на сильном ветре категорически отказались опускаться за борт, вместо этого они летали за мной словно воздушные шарики. По счастью, яхты так и не коснулись.



      К рассвету ветер подвыдохся. Скорость его заметно упала, и я, заглушив движок, вконец измотанный, пересел из-за штурвала на трап. Уронил голову на руки, лежащие на капе, и банально вырубился в сидячем положении. Ураган покинул остров Сан-Мартин, по счастливой случайности, практически не причинив вреда яхте. А я остался благодарен судьбе за урок, который оказался мне по силам.





      Через несколько дней, решив сменить место стоянки, я стал поднимать своих спасителей - якоря. Шли они туговато, но слегка подорванная от палубы якорная всё же со скрипом вытащила первый из воды. Каково же было моё удивление, когда я увидел, что якорь приподнял зацепленную им тяжеленную, 14 мм цепь, которая судя по положению, была словно растянута между берегами. Теперь понятно, почему мои якоря так хорошо меня держали. Правда, откуда взялась на дне хорошая цепь, да ещё в растянутом положении так и осталось для меня загадкой. Следующей мистической вещью оказался капроновый трос в руку толщиной, который был растянут по дну параллельно цепи и оказавшийся пойманным моим вторым якорем! Да, с такими подарочками судьбы можно было не переживать за то что якоря поползут!





      Позже я узнал, что урагану «Омар» была присвоена третья категория. Его максимальная скорость около поверхности моря достигала 54 узлов. На порывах 75. В более верхних слоях атмосферы его максимум равнялся 130 узлам.





P.S. Антильские острова были бы настоящим яхтенных раем, если бы не сезон ураганов. Официально он начинается 1-го июня и заканчивается 30-го ноября. Однако, в первые 2 месяца лета они маловероятны. Самый опасный — сентябрь, после него вероятность попасть в ураган падает, а в конце ноября и вовсе исчезает. Как правило, тропические циклоны зарождаются у побережья Африки и следуют вдоль экватора в район Карибского моря по типичной траектории. Порой они набирают силу на подходе к Антилам, а порой наоборот – слабеют и растворяются. На американском сайте https://www.nhc.noaa.gov/ наиболее актуальном, можно отследить движение урагана от самой Африки. То есть, если сайт находится в твоих закладках, то ты будешь знать о приближении тропического циклона за несколько дней. Ещё одной особенностью ураганов является то, что на Карибах они никогда не опускаются южней Гренады. Поэтому на Антильских островах существует глобальная миграция парусных яхт. Словно перелётные птицы они стараются уйти на сезон ураганов в южные широты. Это Тринидад и Тобаго, та же Гренада, острова АВС, или Венесуэла.




 
Предыдущий эпизод   

Поделиться: яхтинг СПб яхтинг СПб яхтинг СПб яхтинг СПб яхтинг СПб



Оставить комментарий или вопрос:
Дата
Текст
Картинка
Имя
eMail
Номер телефона
Капча    








Главная
Вход
Регистрация
Контакты
Запрос
Партнеры
Создать сайт бесплатно самому  
Сайты для бизнеса. ©